РОССИЙСКИЙ ЭФИРОЛОВ

╧1 январь 1997 г.


Вестник Фонда поддержки Российского эфироловческого движения,
г. Гранд-Рапидс, шт. Мичиган, США
Serguei Sossedkine, 2923 Englewood Ave. SE, Grand Rapids, MI 49508-1544, USA/США
Tel 1-616-248-4981 E-mail: efirolov@juno.com Price U$ 0.82 (incl., S&H)

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЯМ

В декабре 1995 г. на предрождественской вечеринке нескольких мичиганских радиоэнтузиастов прозвучало предложение отрыть неформальный Фонд поддержки Российского эфироловческого движения. Настроение у всех было весёлым, поэтому идею одобрили единогласно. Было решено, что Фонд, существующий на пожертвования частных лиц и организаций, будет оказывать посильное содействие эфироловам в России и на территории российского влияния, а также знакомить международную DX-общественность с историей и сегодняшним днём российского эфироловческого движения.

Начало было скромным, без заявлений для печати и прочей саморекламы. В кассе Фонда насчитывалось лишь семь долларов "с копейками", а на "складе" пылилось несколько старых справочников всемирного радио и ТВ. Никто и не предполагал, что годом позже прозвучит доклад о вполне конкретных достижениях Фонда.

Чего же мы достигли? Прежде всего, Фонд выжил первые критические месяцы своего существования и даже как бы окреп. За это время была выработана концепция нашего неформального детища, а также появились смелые задумки на будущее. Менее чем за год Фонду удалось переправить различными путями в Россию и на территорию российского влияния более ста наименований различной эфироловческой литературы из США справочники, бюллетени, каталоги), а также самоучителей английского языка. По сути, Фонд стал наиболее важным поставщиком западных радиолюбительских изданий для эфироловов в России. Мы оказали нформационное содействие новым российским радиоизданиям, а также помогли в налаживании более тесных контактов между эфироловами России и США. Фондом была даже учреждена ежегодная премия для поощрения многообещающих российских радиоинициатив.

Мы планируем продолжать засылку американской эфироловческой литературы и учебников английского языка в Россию непосредственно из США и через третьи страны. Фонд будет способствовать международному информационному радиообмену, для чего начинает публикацию бюллетеня "Российский эфиролов", Рассылаемого в редакции DX-изданий и передач. При наличии ресурсов будет оказываться материальная и техническая поддержка российским эфироловческим публикациям и неформальным радиостанциям. Решено также изучить возможность трансляции русскоязычных эфироловческих передач на волнах международных и местных российских станций.

ПРИСУЖДЕНА ПЕРВАЯ ПРЕМИЯ ФОНДА

Гранд-Рапидс, США. На очередной встрече учредителей Фонда поддержки Российского эфироловческого движения было объявлено о присуждении первой премии Фонда известному московскому эфиролову М.И.Парамонову. Михаил Парамонов награждается за активную радиоиздательскую деятельность, а также за особые заслуги в деле популяризации отечественного эфироловческого движения. По просьбе Михаила Парамонова и в соответсвии с условиями присуждения премия будет использована на закупку различной литературы в США для нужд радиолюбительского издательства лауреата. Премиальная комиссия приступила к поиску соискателей на следующий, 1997 год.

ЗОЛОТОЙ ЮБИЛЕЙ В ВАШИНГТОНЕ

В феврале 1947-го года все центральные советские газеты получили странное заявление для печати. Американское посольство в Москве извещало советских журналистов о начале трансляции русскоязычных передач передач из Нью-Йорка. В пресс-релизе приводилось подробное расписание станции, а также содержалась вежливая просьба перепечатать информацию о русскоязычных передачах из США "для сведения советских слушателей." Разумеется, бдительные редакторы проигнорировали просьбу американского
посла. Новость прошла незамеченной для большинством советских граждан, и сегодня остаётся лишь догадываться, какую аудиторию собрала первая передача русской службы "Голоса Америки," прозвучавшая в эфире 17 февраля 1947 г.

Начало "Голоса" было скромным. Станция, организованная американским правительством в разгар второй мировой войны, подверглась значительным сокращениям вскоре после капитуляции Японии. Рачительные
конгрессмены не видели нужды тратить деньги амерканских налогоплательщиков на иноязычные передачи в мирное время. Радиопропаганда казалась делом прошлого. Но уже через год политический климат стал меняться.-Повеяли первые дуновения грядущей холодной войны. Соответственно изменились и настроения на Капитолийском холме. Политики и дипломаты, знакомые с советскими реалиями, всё настойчивее призывали американское правительство открыть вещание в направлении СССР. В конце-концов, было принято принципиальное решение о начале передач на русском языке. Директором службы был назначен бывший дипломат, знаток Советского Союза Чарлз Тейер. Специалисты по радиосвязи снарядили
специальный корабль с десятикиловатным коротковолновым передатчиком на борту. Судно бросило якорь у берегов Греции и настроило свою антенну в направлении Москвы. На территории Германии, в американском секторе оккупации был восстановлен и опробован мощный средневолновый передатчик, сигнал которого должен был достичь западных территорий СССР.

Получая обнадёживающие известия от технического отдела станции, Чарлз Тейер волновался всё больше и больше -приближался день, назначенный для начала русскоязычного вещания, но сотрудников как таковых
не было. Дело в том, что американские бюрократы не побеспокоились выделить средств для найма достаточного штата русской редакции. В феврале 1947 г. Тейеру пришлось срочно звонить бывшему коллеге-дипломату Авереллу Гарриману. Дочь Гарримана Катлин немного говорила по-русски, и по совету отца она согласилась на первых порах помочь "Голосу Америки"с его русскоязычными передачами. Молодая идеалистка Катлин работала на "Голосе" в свободное время, не получая за свои труды никакой денежной компенсации. В разрез со стереотипами советской пропаганды несколько других американцев, владевших русским языком, также согласились помогать новой радиослужбе бесплатно.

Первые передачи русской редакции "Голоса Америки" носили довольно сдержанный характер. Основной упор был сделан на местные американские новости. В передачах уделялось внимание и международным известиям, включая сообщения западных корреспондентов из СССР. Программы предназначались в первую очередь для партийной, государственной и культурной элиты Советского Союза. По оценкам спецслужб США к началу 1947 г. в частном владении в СССР находилось не более полутора миллионов средне- и коротковолновых радиоприёмников, причём четверть этих приёмников принадлежала политически благонадёжным москвичам и ленинградцам. В эфире уже звучали регулярные передачи т.н. "заморской
службы" Би-Би-Си на русском языке, но слушание зарубежных радиостанций ещё не получило широкого распространения. Видимо, в связи с этим советская пропагандистская машина проигнорировала выход в эфир первых передач русской редакции "Голоса Америки." Высшие партийные чины опасались, что критика передач из США только возбудит интерес советского слушателя. Но странным образом новость о новой радиослужбе из далёкого и непонятного Нью-Йорка быстро вышла из-под партийного контроля. По советской столице поползли явно преувеличенные слухи об американской радиостанции, якобы передающей анектоды о Сталине и о его окружении, а также транслирующей модные джазовые грамзаписи. Саму радиостанцию никто
не слышал, но о ней слышали почти все.

Верхи поняли-настала пора действовать. И вот 10 апреля 1947 года в центральном органе Отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) газете "Культура и жизнь" появилась обширная статья, озаглавленная "Фальшивый
голос." Сомнительная честь начала пропагандистской кампании принадлежала известному советскому деятелю Илье Эренбургу. Эренбург критиковал "Голос Америки" не за какие-то отдельные сообщения, а за вещание как таковое. Очевидно, это была статья, призванная представить генеральную линию партии её членам, журналистам и профессиональным агитаторам. "Голосу" особенно досталось за его "вульгарность" и пропаганду американского образа жизни. Комментируя репортаж станции о популярности среди американских детей надувных жевательных резинок, Илья Эренбург негодовал: "Если вы изобрели какие-то надувные жевательные резинки, отчего же вы вместо мирного пускания резиновых пузырей у себя дома распространяете их по всему миру?" Вскоре статьи подобного содержания появились и в других советских изданиях, а в 1950-51 гг. в советских театрах прошла широко разрекламированная постановка "Голос Америки." Так начиналась кампания, растянувшаяся на четыре десятилетия и оказавшая огромное влияние на различные аспекты советской китч-культуры.

  Несмотря на грубую пропаганду, а скорее во многом благодаря ей "Голос Америки" обретал всё больше слушателей в СССР. Через год после отрытия русской службы, в феврале 1948 г., косвенно подтверждая растущую эффективность передач "Голоса Америки," советские власти приступили к их систематическому глушению. В ответ, к 1955 г. станция довёла объём вещания на русском языке до 18,5 часов в сутки (самый большой объём за всю историю русскоязычных передач "Голоса Америки"). Программы из Нью-Йорка ретранслировались в Европе и Азии на коротких, средних и длинных волнах. С началом холодной войны тон передач резко изменился-станция более не пыталась представить себя в качестве беспристрастного радиоголоса. Под давлением Конгресса США в 1950 г. "Голос Америки" принял программную политику, призванную подрывать международное советское влияние всеми возможными способами. Согласно этому документу станция видела свою задачу в том, чтобы "занять советского медведя счёсыванием собственных блох, дабы у него не оставалось времени досаждать другим."

В то время как советская пропаганда яростно обвиняла сотрудников "Голоса Америки" в махровом антисоветизме и пещерном антикоммунизме, станция по иронии судьбы оказалась жертвой американской "охоты на ведьм." В начале 1953 г. сенатор Джозеф Маккарти явился инициатором расследования политической благонадёжности сотрудников "Голоса." Маккарти искал среди нью-йоркских вещателей членов компартии США и их затаившихся "попутчиков." Большивиков на "Голосе Америке" его комиссия как таковых не нашла, но в результате её тщательного расследования десятки талантливых сотрудников покинули станцию "по собственному желанию," а бюджет иновещания был урезан на одну треть. По рекомендации комиссии редакция "Голоса Америки" была переведена из либерального Нью-Йорка в консервативный Вашингтон, поближе к правительству.

В 1958 г. руководителем информационного агенства США, в ведомстве которого находился "Голос Америки," был назначен Джордж Эллен. С самого начала Эллен зарекомендовал себя знатоком международного вещания. По его инициативе "Голос Америки" оставил свой прежний воинственно-пропагандистский тон в пользу более взвешенной редакционной политики. Как результат новообретённой свободы слова, "Голосу" было дозволено сообщить о запуске первого советского спутника, а также подробно осветить малоприятную историю с американским шпионским самолётом У-2, сбитым над территорией СССР. В сентябре 1959 г. советские власти ослабили глушение "Голоса Америки," а в июне 1963 г. после речи президента Кеннеди, призывающей к окончанию холодной войны, глушение и вовсе прекратилось.

К сожалению, советские глушилки молчали не долго-уже в 1968 г. с вводом войск стран Варшавского договора в Чехословакию частоты "Голоса Америки" вновь оказались забиты назойливыми помехами. Присутсвие или отсутвие этих помех в эфире стало надёжным индикатором отношений между СССР и Западом. Глушение "Голоса" и др. западных радиостанций, вещавших на русском языке (за исключением Радио "Свобода"), временно прекратилось в 1973 г., накануне Хельсинской конференции по безопасности и
сотрудничеству в Европе. Оно возобновилось в августе 1980 г. в связи с ростом движения польской "Солидарности" и по причине резкой западной критики советского присутствия в Афганистане. Яростное глушение "Голоса Америки" продолжалось вплоть до горбачёвской гласности.

Технический отдел станции придавал особое внимание борьбе с глушительными помехами. Чтобы достичь советского слушателя, использовались самые различные способы и ухищрения. В воскресенье 5 ноября 1961 г. был впервые опробован метод т.н. "сатурационного вещания." Одновременно "Голосом" были задействованы сразу несколько десятков передатчиков, транслировавших известие о секретном испытании советской водородной бомбы. Советские власти были в панике-у них не имелось в достаточном количестве глушилок, чтобы забить все частоты. Разумеется, сатурационное вещание обходилось слишком дорого для повседневого использования. К тому же, "Голос" не был единственным вещателем в ограниченном коротковолновом диапазоне. Несмотря на возможный конфликт с Союзом по электросвязи в Женеве "Голос Америки" повторил опыт сатурационного вещания в сентябре 1973 г., когда станция транслировала сообщение о т.н. "карантине" Кубы сразу на 52 частотах. Последний раз сатурационное вещание было задействовано "Голосом" в сентябре 1983 г. для передачи экстренного сообщения о южнокорейском авиалайнере, сбитом советским истребителем. Тогда же "Голос Америки" довёл своё русскоязычное вещание до 16 часов в сутки.

В 70-80-х гг. на Западе оказались сотни тысяч советских эмигрантов, бывших слушателей станции. Некоторые из них пополнили штат сотрудников "Голоса Америки", другие же решили помочь радиостанции советом. Согласно Людмиле Алексеевой, подготовившей в 1986 г. по заказу американского Хельсинского комитета специальный доклад о вещании США в направлении СССР, начиная с 1980 г., руководители русской редакции "Голоса Америки" подпали под влияние Александра Солженицына. Влияние якобы осуществлялось посредством тесных телефонных контактов руководителей редакции с женою русского писателя-вольнодумца. В официальном докладе Алексеева писала, что "одобрительные или неодобрительные отзывы [жены Солженицына] об отдельных программах были временами повторяемы на служебных совещаниях [русской редакции]. Иногда директивы относительно подготовки программ были напрямую связаны с этими
телефонными советами." Особый гнев Алексевой вызвал факт, что Солженицын записал специально для "Голоса Америки" 37 получасовых чтений из своей книги "Красное колесо." Эти чтения были посвящены автору русской аграрной реформы Петру Столыпину, убитому анархистом Богровым. Солженицын полагал, что если бы Столыпин не пал от рук террориста-революционера, то он завершил бы свои реформы, предотвратив таким образом большевистский переворот в России. Поскольку Богров был еврееем, Алексеева косвенно обвинила "Голос Америки" в разжигании антисемитизма. Следует отметить, что многие представители "третьей волны" предъявляли западным радиостанциям обвинения в великорусском шовинизме и тайном юдофобстве. Кое-где дело дошло и до судебных исков, а к шумным разборкам активно
подключились международные еврейские организации. Страсти поутихли лишь когда этнические русские из первой и второй волн эмиграции оставили руководящие посты на западных радиостанциях в пользу новоприбывших.

В середине 80-х гг. согласно специальным исследованиям "Голос Америки" еженедельно собирал в СССР аудиторию в 30 миллионов слушателей. Вторая по популярности за "железным занавесом" западная станция-Русская служба Би-Би-Си-имела аудиторию почти вдвое меньше. Слушатели "Голоса
Америки" в сравнении с аудиториями других западных станций были моложе и менее образованы. Станция пользовалась особым благоволением со стороны Рональда Рейгана, мобилизовавшим её передатчики для своих новогодних обращений к "советскому народу."

Русская редакция "Голоса Америки" никогда не жаловала эфироловов-DXистов. В 80-х гг. "Голос" транслировал 15-минутную еженедельную передачу "Радио и телевидение в США," но дальше этого дело
не пошло. Интересно отметить, что в штате русской редакции работал как минимум один бывший эфиролов. В своём прощальном интервью в 1995 г. Николай Сорокин, переходящий на службу в госдепартамент США, поведал, что в молодости увлекался слушанием зарубежных станций и коллекционированием карточек QSL. Именно это увлечение и привело Сорокина, родившегося в Турции в семье русских эмигрантов первой волны, на "Голос Америки." В прощальном интервью он в полушутливом тоне задал вопрос: "Интересно, а мы
здесь высылаем карточки QSL?!"

Свой полувековой юбилей Русская редакция "Голоса Америки" отмечает в сокращённом составе. С падением коммунизма в России объём русскоязычных передач из Вашингтона был резко урезан, а многие сотрудники
получили извещения об увольнении. Нынешняя демократическая администрация Клинтона особой любви к иновещанию не питает и терпит "Голос" по причине республиканского Конгресса. Сегодня передачи станции можно принимать в России не только на коротких волнах, но и в ретрансляции через местные станции на СВ и УКВ, а также через глобальную компьютерную связь Интернет. Несмотря на все технические ухищрения российская аудитория "Голоса Америки" в последние годы резко упала. Если политический климат в России не изменится к худшему, в ближайшие годы следует ожидать сокращения русскоязычного вещания из Вашингтона до двух-трёх часов в сутки.



Номер набран и отпечатан в США. Тираж 15 экз. Гл. ред. Сергей Соседкин.

© "Российский эфиролов", 1997